Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

рукописи не горят

в трёх словах

Хорошего дня!
Из потенциально "интересненького и не совсем обычного" Вашему вниманию предлагаются мои онлайн-наблюдения из нашего семейного путешествия в количестве 3,5 человек в Таиланд и Мьянму в январе-апреле 2014.
Буду теперь, наверное, писать опять про всякую ерунду и про детей, которых стало теперь в два раза больше.
Изначально же сей журнал был создан для описания нашей поездки в Тай и Камбоджу в январе-марте 2012г. Ездили тогда тоже втроём - с мужем и годовалой дочкой, пытаясь совместить наличие ребёнка с привычками путешествовать самостоятельно и с большим количеством перемещений, экономить на жилье, еде и прочих "излишествах", с замашками ездить автостопом.
Впоследствии образовалась заметка про поездку в Лисью бухту, а затем журнал съехал на рельсы мамаши-домохозяйки ;-))
Все иллюстрации к путешествиям я всю жизнь выкладывала в google-альбомы "Picasa", которых внезапно не стало, в связи с чем по крупицам перетаскиваю весь свой фото-багаж на свежесозданный аккаунт в FB.

посидим-поговорим

"Эх, хвост-чешуя..." (17.04)

Не стану спорить, что второй по величине аквариум Юго-Восточной Азии «Siam Ocean World» - это не зоомагазин «Папа Карло» рядом с нашим домом, куда мы с дочкой время от времени наведываемся поглазеть на королевских питонов, морских свинок и какаду. Однако, начитавшись со всех сторон эпическо-восторженных отзывов, я ожидала большего – какого-то заоблачного погружения в морские глубины и встреч с акулами лоб-в-лоб, что ли, не знаю…

Или я просто недолюбливаю сумрачность и подземелья, а запихнут сей океанариум в подземный этаж гигантского ТЦ «
Paragon Plaza».
На деле же мы попадаем в этакий
Collapse )
посидим-поговорим

"On the road to Mandalay" (10-11.03)

За 4 минуты между автобусом и такси (такси - до автовокзала Аунг-Мингалар, привезли же нас на какой-то южный) Нелька успевает получить от кого-то в подарок мандарин, после чего намертво вырубается в машине, т.к. функционировать в нынешнем климате в другом режиме сложновато, я тоже вовсю клюю носом. Такси на сей раз вообще без кондиционера (хочет 6$, сторговываюсь до 5$): раскалённый воздух с улицы бодряще обвевает тебя лишь при движении, в пробках-светофорах ощущаешь себя варящимся пельменем.
Благо, стоим не подолгу и доезжаем минут за 30 какими-то окружными путями: за окном почти такие же пальмово-бамбуковые хижины и облака пыли над участками вручную строящихся дорог, как и наблюдали из автобуса, только в бОльшей концентрации и разбавленные «рекламными вывесками». Реклама в Мьянме
Collapse )
посидим-поговорим

Чанг Та (3): "речной круиз" к local-people (05.03)

Волны, жаренный рис с ананасом и полосатые лошади на пляже – надоели, и даже прикольные кролики замедленного действия, сидящие вечерами под кустами где ни попадя и почти не убегающие от Нельки, поднадоели тоже (похоже, их тут держат просто «из любви к искусству», как тайцы – своих бесчисленных собак). Скоро уедем, но отчего б не сплавать в один их предлагаемых boat-trip? В нашем гесте таковых штук 10 на выбор по цене 25-40$ за лодку на 5 человек; в основном это морские прогулки на острова с целью понырять и порыбачить или на соседний белоснежно-песочный Нгве-Саунг бич для буржуев - чего мы там не видели. А вот в будке с громким слоганом «May I help you, Tourist?» англоговорящий мужик готов полдня возить нас по реке, дабы созерцать мангровые заросли и рыбацкие деревни (“you will see pigs!!” – с энтузиазмом обещает нам дядя), а потом ещё и переправить на морской остров, где можно купаться на «хорошем пляже» - т.е. без волн и даже без людей. 30 долларов за двоих, берём. В сравнении с 25$ и даже с 40$ на пятерых, конечно, дороговато, но вряд ли нам удастся отыскать ещё трёх желающих составить компанию семейке с мелким дитём, да и свободы для манёвра больше, когда сами по себе.

В назначенные 9.00 к гесту подруливают 3 мото-таксиста,
Collapse )
посидим-поговорим

Welcome to Myanmar или негостеприимный Янгон (26.02) - II

В отличие от пёстрого туристического квартала через дорогу, здесь протекает повседневная жизнь янгонцев: впритык стоящие друг к другу длинные многоквартирные дома в 3-4 этажа с малюсенькими неприметными подъездами или извилистыми деревянными лестницами куда-то в глубину; между ними и на первых этажах - бесконечные то ли склады, то ли почти идентичные магазины со всевозможными товарами для печати и стройматериалами; белые от пыли грузчики (или продавцы?), разгружающие машины с какими-то тюками, за которыми тут же выстраивается пробка во весь переулок.
Уточняю насчёт «какого-нибудь гест-хауса» в комнатёнке с английской вывеской “car rental” – вроде подтвердили, что идти следует
Collapse )
посидим-поговорим

догадалка и зубы на попе

Начинаю конкретно зависать, заслышав вопросы из серии "а когда у вашего ребёнка впервые..." - по части, там, зубов-волос-какашек и прочих младенческих радостей. И не записано ж нигде, кануло в лету.
2013-08-14 по деламЧто ж, пусть хоть вопрос "когда ваш ребёнок начал предаваться пространным философским размышлениям" не будет ставить меня в тупик лет через... 5(?):

Николавна поглощает пищу в своём стуле, а я, копаясь в на бакалейной полке, вслух констатирую факт, что закончилась гречка. На что Нелька вздыхает: "жизня проходит..."

И ещё чего скопилось за лето:

Сама "чистит зубы" (т.е. шурует с умным видом щёткой во рту), я "подсказываю":
- Старайся двигать щёткой так, чтобы почистить зубки и спереди, и сзади.
Нелька, не вынимая щётки изо рта, удивлённо поворачивается на 180 градусов, пытаясь увидеть свою попу:
- А где у меня сзади зубки?
2013-09-13 дачный моцион-3
Под папиным руководством стоит на подоконнике и смотрит в окно, расплескав мальца воду из поливательной вазы. Говорю, что щас принесу тряпку вытереть. "Я сама сейчас, ножкой вытру, - говорит, размазывая лужу ногой по подоконнику. - Ножка - это ведь как тряпочка, только с пальчиками".

Проходя мимо куста шиповника на даче:
- Шиповник, но он почему-то не шипит!..

2013-09-21 в ванне-2И всякие переиначивания:
- гадалка (из "Бременских музыкантов") --> догадалка
- сыщик (оттуда же) --> хищник
- расчёска (а временами и заколка) --> причёска
- селезень --> зелень
- поцелуй подбородочек --> поцелови бородочек
- как вы себя чувствуете? (реплика Нелькиного "персонажа" при разыгрывании какой-то сказки) --> как вы себя нюхаете?
- гром --> грохот
  • Current Mood
    curious curious
  • Tags
посидим-поговорим

Солнечная осень в Лисьей бухте: виноград, дельфины, нудисты и сколопендры

Вместо песка – галька и камни, питьевая вода – в часовой доступности по горным тропам, дрова примерно там же, море уже по-осеннему прохладно… Чем не место для поездки с ребёнком год-и-десять, в надежде застать остатки Крымского «бархатного сезона»?
Лисья бухта подвернулась нам, как водится, совершенно случайно: небезуспешно протупив всё лето на даче и разделавшись, наконец, с воспоминаниями про Таиланд и Камбоджу, мы полсентября медитативно соображали, куда бы эдак съездить с палаткой, чтобы было тепло и дёшево. Получалось, что везде поблизости уже не особо тепло, а доехать туда, где ещё тепло, не особо дёшево.

Спасибо Грише (gril_avp), который не только столь заманчиво описал все прелести Лисьей бухты, но и рассказал, как можно сэкономить на билетах в Крым. Правда, мы сначала с облегчением твёрдо захотели туда поехать, а потом уже вникли в детали предлагаемого альтернативного пути с пересадками в Белгороде и Харькове, и, малодушно наплевав на разницу в тыщщу рэ, взяли таки прямые плацкарты Москва-Феодосия по 2273 р. Примечательно, что при покупке через rzd.ru не получилось отказаться от белья (что мы всегда делаем, когда берём с собой спальники): то ли паразиты вообще ликвидировали опцию «оплатить бельё», то ли это типа международный стандарт – це ж Украина, заграница.

В полупустом вагоне царила несвойственная поездам приятная свежесть, сменившаяся ночью зверским морозильником. Может быть, именно поэтому наша деточка спала, в коей-то веке, сном младенца, пробудившись всего пару раз вместо привычных 8-10. Мать же всё это время пыталась пристроить своё туловище вокруг да около, проклиная узкие полки и свои адски мёрзнущие уши и нос. Закутаешься с головой – хорошо, но Нелька тут же елозит и задыхается; пытаешься укрыть только себя – чёрта с два, колючее одеяло либо сползает аккурат на физиономию ребёнка, либо в два приёма съезжает на пол; ляжешь с дитём валетом – ноги через 5 минут неизбежно падают на пол тоже. Ну да ладно, ничего лучшего я, собственно, и не ожидала: спать с ребёнком в поезде у меня не получалось никогда, хоть в кукольно-полугодовалом возрасте, хоть на хвалёных широких тайских полках.
Граница была, естественно, ночью. Мы от греха взяли три заграна, и я маленько напрягалась на тему отсутствия оригинала Свидетельства о рождении: дочь в мой паспорт не вписана, но если уж такое прокатило в ЮВА, то и здесь, авось, обойдётся. Хотя, это там все улыбаются и кивают, а поди знай этих хохлов. Но нет, все пограничники были милы, дружелюбны и совершенно не интересовались вопросом подтверждения наших родственных связей. Российская тётка вообще не заметила впотьмах спящую Нельку и с удивлением спросила «а чей это у вас третий паспорт?» (вот и удивляйся после этого, как это детей якобы пачками крадут и вывозят куда ни попадя – банально прячут под одеяло!); дядечка украинский, специально для которого деточка изволила проснуться, с прибаутками отдал ей на растерзание наши миграционные карточки – мол, с загранами они ни к чему. На кой тогда проводник велел нам их заполнять, не понятно.
Днём развлекались плюшками на стоянках, потрясающими видами на бесконечный Сиваш, четырьмя новоприобретёнными книжками и прогулками по вагону. Жаль, что семья с Нелькиным ровесником, чудесным образом оказавшаяся с нами прямо в одном "отсеке", перебралась вчера куда-то в купе, а не в отсек по-соседству.
В Феодосию прибыли в 17.50 и первое, что увидели - будку "Приват-банка" с курсом 0,245. В поезде мы уже радостно поменяли 2 тысячи по курсу 0,240, наивно поверив увещеваниям мужика, что на побережье курс будет 0,220-0,230. Поменяли ещё тыщщу, чтоб было не так обидно, и максимально резво припустили в сторону автовокзала: дело к ночи, а нам ещё ехать фиг знает куда. Ни карту, ни заранее приготовленное описание дроги до Лисьей бухты мы благополучно не взяли, а я почему-то не взяла ещё и свой походный фонарик - совсем, короче, потеряли квалификацию за полгода домоседства. Выглядит наша процессия так: дитё в коляске (складная примитивнейшая трость, полуубитая на дорогах Камбоджи), мы с Колей в рюкзаках (его - килограмм 15, мой - около десятки), мелкий рюкзак с подручным барахлом и наша убойная четырёхкилограммовая палатка тоже присобачены на коляску. Интересно, что будем делать на каменисто-скалистом пути в Бухту... Тепло, но уже по-вечернему не жарко, загорелые курортники дефилируют с пивом и мороженным, пресыщенно позёвывая, с пляжа доносится музон и ленивый шелест прибоя (море в Феодосии плещется прямо подле вокзала) - похоже, мы и впрямь попали в махровый бархатный сезон, ну и ну.
Нужный нам пазик до "Биостанции" быстро забивается по самое нихочу, продолжая непонятным образом аккумулировать пассажиров и по дороге, вплоть до Коктебели. Благо, мы влезали в числе первых и "с комфортом" сидели, обнимаясь с Нелькой, коляской, двумя рюкзаками и пережаренными пирожками с картошкой. Один рюкзак удалось-таки сплавить куда-то к водителю - естественно, не бесплатно: 2 билета плюс багаж обошлись нам в 23 гривны (чтобы получить рубли, умножаем на 4).
Едем часа полтора - похоже, что по горам и по хреновым дорогам, но точно сказать сложно, т.к. с полвосьмого настал мрак кромешный. Блин, а мы-то наделись до темноты успеть где-нибудь встать... Обнадёживает наличие в пазике и других рюкзачников, причём в количестве человек 5-6 - глядишь, нам в итоге окажется по пути. И точно: выгрузившись в посёлке Курортное в объятия беспросветной украинской ночи, мы тут же пристроились к девушке Оле, которая ездит в Лиску уже 10 лет и "всё здесь знает". Ещё одна невнятная компания осталась на остановке курить и искать ларёк с пивом, мы же быстренько запаковали ребёнка ко мне в слинг, уступив козырное место в коляске Колиному рюкзаку. Мой переехал с меня на Колю, а мелочь и часть Олиных вещей вновь повисла по бокам коляски. В общем, слинг, конечно, форэва, но и коляска - это тоже тема.
Бредём минут 7 по пустынным и тихим улочкам посёлка и понимаем - в смысле, Оля понимает - что чё-то не то. Бредём взад, спрашиваем у редкого прохожего - ага, пропустили впотьмах нужный поворот к морю. Вдогонку слышим пьяный окрик: "А вы что, русские?". Правда, без последствий.
Однако интересно, что бы мы стали делать среди этих бесконечных глухих заборов в одиночестве? Точнее, с нашим единственным тусклым фонариком. Не иначе, постучались бы в какой-нибудь забор с надписью "сдаю жильё". А надпись такая есть на заборе каждом.
Неожиданно оказываемся на освещённом пятачке набережной: несколько ларьков и прилавков, пиво-чебуреки, музыка. Повинуясь обострившимся во тьме инстинктам, затариваемся едой и водой: с собой у нас нет почти ничего, а в самой Бухте вроде бы должен быть рыночек для туристов, но фиг знает - может, уже и закрыли по случаю осени. Пачка пшёнки, несколько луковиц, хлеб, шмоток сала, сушки и 5 литров воды превратили наш багаж в совершенно нетранспортабельную кучу хлама, но пока едет коляска, это как бы не важно. Олин пример вдохновляет: она не поленилась тащить ещё и сок, и сгущёнку, и даже бутылку пива - отдыхать, так отдыхать.

Через метров 300 стало понятно, что мы "приехали": дорога перешла в засыпанную камнями площадку, на которой забуксовала даже легковушка. Трое мужиков с энтузиазмом машут нам руками - подсобите, мол, братцы. Очень хотелось сказать "вот сейчас всё бросим и...", но Коля действительно снял рюкзак и пошёл помогать. Тачка выкарабкалась и утарахтела во мрак, а мы, кряхтя, навьючиваем на себя пожитки и складываем коляску. Оля в последний раз предлагает нам разбить палатку прямо на "городском" пляже: впереди - 3 км по кромке моря вдоль скал, и встать будет уже негде. Я талдычу себе под нос, что точно не дойду, что я и днём-то, и без ребёнка хреново хожу по камням, а тут блин ваще, и т.п. Но местный пляж выглядит как-то совсем не дружелюбно, и почему бы всё-таки не попробовать дойти хоть куда, а потом - когда наступит полная жопа - оставить часть вещей, перевесить Нельку на Колю и дойти налегке...
Деточка всё это время вялотекуще ноет и делает поползновения затребовать грудь, отвлекаясь с переменным успехом на море и сушки. Гусиным шагом, спасаясь мощным светом Олиного прожекторного фонаря, преодолеваем первый "залив" и упираемся в нагромождение обвалившихся глыбин. С облечением сбрасываю рюкзак и сажусь на него кормить Нельку, остальные отправляются с фонарями на разведку.
Когда Коля высвобождался из-под своей поклажи, баклашка с водой решила отвязаться и смачно грохнуться на камни, облегчив ему ношу литра на 4 - нет худа без добра. Проход сквозь завал, конечно, был, причём за завалом тропинка поднималась на этакую терраску, где вполне умещалась наша палатка. Очень уместно: ребёнок намертво прирос к груди и собрался, похоже, засыпать на ночь. Решаем встать за завалом, для преодоления которого пришлось всё же вручить детоньку папе и - под оглушительные вопли праведного возмущения - перетащить частями вещи. Оля героически продолжила свой путь в Лиску, а мы с удивлением обнаружили, что на стоянке уже кто-то есть: мужской голос из мелкой неприметной палатки прогундел что-то насчёт орущего ребёнка, на что Коля хотел было послать всех недовольных и пострадавших в отель за высоким забором, но я поспешила извиниться и заверить, что дитё сейчас заткнётся. Обитатель палатки любезно изволил заткнуться тоже, а Нелька, дополучив свою законную дозу «успокоительного», развеселилась и даже дала нам с Колей немного обустроиться, прежде чем окончательно заснуть. Неразлившейся воды как раз хватало на чай вечерний и чай утренний, самое оно.
Рассвело в 7. К восьми вылезли из палатки и с полчасика прохлаждались в ветровках и штанах, вызывая явное недоумение у соседа, спозаранку принимавшего солнечные ванны в чём мать родила. Не зря, значит, первое, что вылезает в поисковиках по запросу «Лисья бухта» – это голые бабы. И мужики, и вообще нудистская тема во всей красе – мол, чуть ли не самое известное место похабельцев во всём СССР. Что ж, мы были совсем не против. Купальник, правда, я честно собиралась захватить на всякий случай, но в итоге забыла – ни разу впоследствии об том не пожалев.
Позавтракали чаем-салом и под загадочную реплику голого мужика о том, что «придёте сейчас в Лиску, а там никого не будет, и вообще странноватый у вас выбор», выдвинулись в путь. Он оказался легче, чем я думала: несмотря на то, что по весу у меня было всё то же самое, что и вчера (10 кг сзади и 11 кг ребёнка спереди в слинге), при свете дня шкандыбать по камням было гораздо веселее, да и цель отчётливо маячила впереди. Штук 5 шатровых палаток авто-лагеря, затем – так называемое «Пикадилли» или «Пятак»: несколько всё ещё действующих магазинчиков и пара уже закрытых кафе; за ними – разноцветная вереница палаток и небольшой холмик в самой дали - как мы догадались, нужная нам гора Нюшка. Именно там исконно стоят семьи с детьми, плюс максимальная удалённость от «злачных» торговых палаток с их зачастую подвыпившими клиентами, собаками и машинами. После «Пикадилли», до которого есть авто-дорога через горы, проход возможен только пешком, причём на каждом шагу ты беспомощно вязнешь в камушках и гальке. Я наивно разулась и, вспоминая, как в Тае мы умудрялись катить вдоль океана коляску (которую периодически окатывало волнами, но ехавшему в ней рюкзаку было наплевать), попробовала идти по полосе прибоя – хренушки! В отличие от песка, при намокании галька ни фига не уплотняется, да будет мне известно.
Доплелись, всего-то за часа полтора. Остервенело скидываем рюкзаки и с укачавшейся спящей Нелькой исследуем окрестности Нюшки на предмет выбора стоянки. Выбор, с одной стороны, велик: порядка десяти пустующих готовеньких мест, заботливо обложенных камушками, с оборудованными кострищами, а то и с самодельными «каминами» (кругом ведь глина – лепи себе, чего хошь), с оставленными обрывками пенок и циновок разной степени задрипанности, с прищепками, висящими зеркалами, верёвками и т.д., и т.п. С другой стороны, уютные терраски на самой «горе» нам никак не подходят (хоть она и не шибко высока, но дитё сверзнется на раз-два), а стоять на большой ровной площадке за холмом как-то грустно – моря оттуда почти не видать.

Посему решаем расположиться на самой приближенной к нему стоянке, буквально в 15-20ти шагах от воды. Правда, прямо над головой проходит тропинка, но за 2 недели никто с неё так на нас и не свалился, что поначалу казалось странным: уж больно узкое там было место, и уж больно нетрезвыми казались ночами шаги редких прохожих. Зато Николавна имела возможность свободно выруливать из «лагеря» на пляж, а по соседству оказалась чудесная трёхдетная семья: трёхлетний Федя, по-видимому подуставший от постоянной компании своих годовалых братьев-близняшек, с удовольствием проводил с Нелькой время. Кроме того, на наш участок пляжа периодически высаживался десант приплывающих на катере из Курортного мам с младенцами (да, приплыть в Лиску можно - за 80-100 гривен, т.е. за 400 р.), к которым ребёнка тоже, как правило, удавалось отправить поиграть. Очень развлекали нас и утренние медитирующие товарищи, спускавшиеся «с гор» для рассветных цигун-практик и иже с ними. В общем, Нюшкой и её контингентом мы остались более чем довольны: атмосфера общего дружелюбия и умиротворения просто физически ощущалась в воздухе и во всём окружающем. Мы спокойно уходили несколько раз на целые дни, забирая с собой лишь ксивники и не переживая ни за вещи, ни за труднодобываемые дрова и пресную воду; даже пьющий народ был весьма миролюбив и неагрессивен; почти с любым человеком можно было завязать приятельскую беседу с пустого места.
В гальке тоже нашлись свои плюсы: любую уроненную на неё еду, будь то кусок яблока или даже комочек каши, можно P9260060было при желании подобрать, отряхнуть и съесть, а то и засунуть в рот, не отряхивая, а потом просто сплюнуть несколько солёненьких камушков. Да и вообще галька просто волшебно – по сравнению с песком - вытряхивается из всего, будь то дитячья голая попа, обувь, спальники или собственные волосы.
Интересен для меня был и опыт постоянного пользования солёной водой для всех нужд, кроме еды. Стирать, мыть посуду, себя и ребёнка, чистить зубы. Небольшой затык наблюдался разве что с мытьём головы: шампунь в море пенился фигово, и я по Колиному примеру решила использовать вместо него разведённый водой пепел (или по-научному щелочной раствор). Однако ж в моём случае сей экологический метод не сработал: хайр вконец заколдобился и стал совершенно непригоден к расчёсыванию, обретя привлекательный вид половой щётки. Зато любое движение рукой по волосам оставляло на голове неизгладимый след - все средства фиксации и укладки отдыхают. Попугав собственное отражение в зеркале, я всё же прибегла к двойной дозе шампуня, которая в сочетании с нагретой в баклашке морской водой быстро вернула мне человеческий облик.
P9220017Как я и подозревала, стандарт "обязательного омовения пресной водой после морских купаний" оказался не более чем очередной беспочвенной заморочкой. По крайней мере, не очень солёную воду Чёрного моря наши организмы воспринимали с благодарностью – может быть, ещё и из-за того, что Лисья бухта может похвастаться завидной чистотой и прозрачностью воды. Берег тоже достаточно чист – по пляжу и мы, и ребёнок ходили только босиком, периодически накалываясь лишь на сухие стебельки камышей.
В целом имеет место быть некоторая замусоренность берега пластиковыми баклашками и прочими туристическими атрибутами, но вполне «в рамках приличия». Дела туалетные вершатся в специально отведённом общеизвестном месте с ласково-аллегорическим названием «Долина черепашек»: от моря её отделяют два холма, на одном из которых представлен арсенал из разнокалиберных лопаток и совочков, а также несколько инструкций по применению типа «Не какайте в русло ручья, господа! Вдруг дождик пойдёт – в чём будем купаться тогда?».
Распорядок дня получался занятный: в 6.30 светало, ребёнок просыпался чётко в 7, и это нам ещё повезло – основная масса младенцев делала это в 6 (а в летнее время, по слухам, подъём у некоторых вообще съезжал на 5 утра!). К 08.00 солнце уже грело настолько, что можно было с удовольствием искупаться. В смысле, собрать волю в кулак и погрузить себя в море, отплыть – в моём случае – на 10 плавательных движений туда-сюда, а затем с удовольствием согреваться и обсыхать. К 10-11 начиналась жара и сиеста: там-сям в оцепенелом единении с природой обугливаются неподвижные, до черноты загорелые тела «старожилов», более чувствительные особи вроде нас прячутся под тентами. Часов с 15.00 свежеет, а купались мы последний раз обычно в 5 вечера – перед самым заходом солнца за Нюшку. В 6 сумерки, в 7 темно и Нелька начинает конкретно проситься спать, полный мрак воцаряется в 7.30. Точнее, мрак имел место быть всего один раз – именно в ночь нашего приезда, потом же осветительная функция неизменно переходила от солнца к луне и звёздам. Да ещё как! Фонарик мы использовали лишь в палатке, и то для мелких манипуляций вроде поиска под спящим ребёнком закатившихся гомеопатических горошинок. У костра особо не посидишь - дрова в дефиците – и с темнотой основная масса отдыхающих тоже отходит на покой. Прекрасный повод хоть раз «пожить по солнцу», как якобы делали наши предки до изобретения лампочек и компьютеров с соц.сетями.
С дровами многие вообще не заморачиваются, предпочитая готовить на газовой горелке или на бензиновом примусе. Вариант для средне-ленивых: взлезть на пару ближайших гор и набрать в сосняке шишек.
Была горелка и у нас, но Николай Викторович, будучи уроженцем скудных на дрова степей, чуть не каждый день совершал дровяные набеги на более дальние возвышенности, овраги и каньоны, приговаривая, что «если за дровами нужно пройти не 5 минут, а 25, то это отнюдь не значит, что дров здесь нет, и вообще что это за выезд без костра». Как результат - помимо всей готовки, каждый вечер подле нашей палатки полыхал во тьме получасовой весёленький костерок, вызывая порой недоумение окружающих.
Родник со вкусной питьевой водой располагается в минутах 40 быстрой и уверенной ходьбы по горам, преимущественно вверх. Одна радость, что туда ты лезешь налегке, преодолевая три подъёма с нехилой претензией на отвесность, а нагрузившись баклашками с водой двигаешься уже только вниз. Я была на роднике лишь однажды, когда мы в познавательных целях решили смотаться через горы в посёлок Щебетовка. Виды с верхотуры несомненно стоили всех затраченных на подъём усилий, даже и с ноющей Нелькой на руках: сама я не очень уверенно чувствую себя на всяких узеньких козьих тропах, вьющихся по обрывам – похоже, что и Николавна заражалась моей трусостью и начинала нервничать. А ещё говорят, что некоторые тётеньки как нефиг делать хаживают по воду с дитями в слингах. Правда, сами мы таковых женщин не наблюдали, встретившись по дороге лишь с табуном лошадей. Коля за свои 4 восхождения к роднику женщин видел, но без слингов и, собственно, вообще без ничего, кроме обуви и рюкзака для баклашек. Занятно, наверное, эдак с гордо поднятой головой нести славные традиции нудизма за пределы Лисьей бухты. Особенно если учесть, что по горам шарятся конные тур. группы с проводниками и не только, а на родник водят даже экскурсии школьников – типа в спортивно-познавательных целях…
Да, а ещё воду можно покупать на «Пикадилли» по 0,5 гривны (т.е. 2 рубля) за литр или брать на малоприметном придорожном родничке по пути в небезызвестный в вино-водочном мире посёлок Солнечная Долина. По расстоянию это дальше, чем родник «лисьебухтинский», но там точно не будет очереди, а дорога более пологая.
Солнечную Долину мы тоже посетили, соблазнившись рассказами очевидцев о копеечных ценах на продукты (по сравнению с зажравшимся туристическим Курортным), а также о халявном винограде, который можно собирать по дороге. Воскресный день был выбран случайно и удачно: грозный сторож виноградника, якобы гонявшийся некогда с ружьём за оголодавшими нудистами, отсутствовал на своём боевом посту, и мы безнаказанно налопались вкуснейших, уже чуть перезревших ягод. Впервые в жизни я воочию увидела, как образуется изюм: прямо из винограда (ну, об этом я догадывалась) и прямо на лозе – половина грозди ещё брызжет соком, а с другой половиной уже можно пить чай, как с конфетами. На обратном пути сторож таки материализовался в виде весьма любезного мужика на раздолбанной девятке, на которой он колесит по винограднику в поисках бессовестных расхитителей (рассказывали, что народ умудрялся набивать ягодами целые рюкзаки) и мелких проказников вроде нас. Может, на него подействовал вид спящей в слинге Нельки, но хоть мы и были почти что пойманы за руку, сторож лишь изрёк что-то вроде «если хотите винограда – ищите с другой стороны, а то здесь опрыскано». Где ж ты, братец, был часа 3 тому назад со своими зловещими предупреждениями? Пробуем уловить в себе признаки отравления ядохимикатами, но безуспешно – видать, мужику надоело бегать с ружьём, и он выдумал себе более изощрённое средство отпугивания из серии «не пей - козлёночком станешь».
Там, где якобы не было опрыскано, всё было украдено до нас. Сторож извиняющимся тоном посоветовал пошукать остатки урожая на дальних «грядках», но скакать по колючему винограднику, стараясь не поцарапать не только свои голые ноги, но и свисающие части спящего сзади ребёнка, оказалось совсем не сподручно, и мы решили удовлетвориться съеденным. За что и были вознаграждены: на следующий день съезжавшая соседка тётя Люба оставила нам в наследство целый пакет винограда, которым мы объедались ещё несколько дней. Иногда, вспоминая слова сторожа, я заставляла себя преодолеть 20 шагов до моря и сполоснуть очередную гроздь, что придавало ягодам пикантную солёность, которая в сочетании с подвяленной приторностью и начинающимися процессами брожения образовывала ну просто непередаваемую вкусовую палитру. Спасибо тебе, щедрая тётя Люба!

Виноградное обжорство было очень кстати и в рамках подспудно ожидаемого плодово-ягодного изобилия – из серии «юг-солнце-море-фрукты». В действительности же изобилие по адекватным ценам предстало нашему взору лишь в день отъезда на рынке Феодосии. Такое буйство разнокалиберных даров природы всех цветов радуги мы, пожалуй, наблюдали последний раз в Таиланде. В близлежащих же к нашей Бухте посёлках (уже упоминавшиеся Курортное, Солнечная Долина и Щебетовка) по-дешёвке можно было достать тот же виноград и не особо вкусные водянистые помидоры (8-12 р. за кг). Цены на картошку, лук, яблоки – почти как в Москве, а бананы нам попадались вообще только по 60 р.! Порадовало козье молоко по где-то 80 р. за литр и прикольные бублики по полторы гривны (6,50 р.). Вино-коньяк-шампанское, понятное дело, дешевле Москвы на порядок, а вместе с ними и мёд, чай, трубочный табак, и – старый добрый друг многих лисьебухтинцев - ганджубас. Порадовать себя домашними ништяками вроде сырников, блинчиков и пирожков можно было прямо не отходя от палатки: несколько раз ушлые местные бабули и дедули разносили с утреца по пляжу сии аппетитные яства. Правда, за доставку на дом нужно раскошелиться: 20 рублей за один мелкий сырник или 32 рубля за пирожок. Можно представить, какая торговля разворачивается здесь в сезон… Кстати, летом в начале Бухты функционирует ещё и полноценное кафе.
В общем, бюджет у нас получился 15 тысяч на 15 дней, из которых 10 штук ушло на ж/д билеты туда-обратно, а случайно поменянная «лишняя» тысяча – на сувениры в виде сладкого крымского фиолетового лука, бухлища и магнитика на холодильник (куда ж без него!).
Ну и немного о неприятностях, без которых всё было бы слишком гладко. Напрягали мухи. По словам старожилов, у них в это время «сезон», и даже на отдалённых стоянках в горах они так же мельтешат у тебя перед носом, лезут в еду и дают прикурить в палатке. Из которой, как выяснилось, выгнать этих проворных тварей с глазами на затылке в сто раз сложнее, чем, например, передавить каких-нибудь комаров. Правда, с темнотой мухи ложатся спать, и в какой-то момент мы осознали, что проще их вообще не трогать: всё равно днём пользоваться палаткой не возможно из-за жары, а утром сперва просыпается и не даёт житья ребёнок, а потом уже мухи. Проблема с дневным Нелькиным сном решалась путём укладывания её на улице в тени тента, и вот тут-то мухи хорошенько мотали нервы, так и норовя забраться деточке то в рот, то в глаз. В итоге нам с Колей приходилось поочерёдно и без передыху выступать в роли опахала, что исключало возможность прикорнуть нам самим. Но так как ложились мы максимум в 9, то острой необходимости в этом не возникало, хоть и спала Нелька на море так же отвратительно, как и дома (требуя мать по 5 и более раз за ночь, а также начав именно в этой поездке просится ночами на горшок – хотя, это уже к неприятностям, конечно, как бы не относится).
Если мухи хотя бы не кусаются, то экзотическая местная зверюга сколопендра готова заниматься этим снова и снова, если тебе посчастливилось расположиться на «её» территории. Первые пару дней я с интересом выслушивала байки про то, как разрубленная в полночь на три части сколопендра с утра ещё дёргалась всеми ошмётками своего неистребимого туловища, и как в момент кончины эти гадины испускают ультразвуковые сигналы, призывающие окрестных сколопендр придти и занять освобождающийся надел. И заодно хорошенько отомстить за коллегу, разумеется. Сетку при этом мы продолжали временами не закрывать, ибо так было удобнее проветривать и выгонять мух.
И вот, сидя как-то раз с дитём в палатке (был свежий ветреный день, и я намеревалась положить Нельку спать внутри), я вдруг ощущаю довольно резкое жжение на чувствительном куске своей ноги между пальцами и вижу этакую жирную чёрно-жёлтую гусеницу, которая прицепилась ко мне своими рожками или чем там они все кусаются, и, мерзко извиваясь, не думает отцепляться. Пожалуй, тайский таракан у меня под юбкой был менее дерзок. Одной рукой отшвыриваю подальше ребёнка, другой хватаю первую попавшуюся шмотку и, орудуя ею, как перчаткой, отцепляю от себя зверушку. Вопреки рассказам о небывалом проворстве, наша сколопендра оказалась паинькой: затихла под кофтой и покорно ждала своей участи, пока я сначала выставила из палатки Нельку, потом вылезла сама и призвала Колю для финальной схватки. Не долго думая, он завернул нашу посетительницу в ту же кофту и гостеприимно отнёс в удачно разожжённый костёр. Наверное, можно было и просто отпустить её с миром, но в тот момент ситуация требовала реванша. Нога поболела минут 5, затем ощущалась ещё пару часов, следов никаких не осталось. Говорят, весной последствия могли бы быть гораздо более плачевными, т.к. меня бы не просто укусили, а ужалили чем-то ядовитым.
С медузами нам тоже повезло: у них время ядовитости бывает в июле, а сейчас раза три в моменты их появления было просто немного противно, и то лишь неженкам вроде меня. Коля их вообще упорно не замечал, настолько они были мелкие и прозрачные.
Моя же порой излишняя наблюдательность доставила мне ещё немного острых ощущений, когда я приняла болтавшийся в море чёрный пакет (вообще, редкий случай подобного мусора в воде) за свою унесённую накануне футболку и решила за ней сплавать. Я подозревала, что с берега адекватно оценить расстояние будет сложновато, но решила попробовать, хоть и знаю, что плаваю чуть лучше топора. В итоге вместо своего стандартного заплыва в 10 взмахов мне пришлось проделать 50 в одну сторону, и на обратном пути, опечалившись от бесполезности всей затеи, я хлебанула пару раз воды и начала ощущать упадок сил. Прикольно, конечно, было бы утопнуть из-за футболки средь бела дня на глазах у всего пляжа, но я поднапряглась и дотащилась до берега, решив больше так не делать. Футболка же канула в бездну - тоже по собственной дурости: не умеешь пользоваться стиральной машинкой, так и не суйся. «Машинка» - это море: кладёшь шмотку под большой камень в полосу прибоя, и за пару часов волны и галька отстирают тебе чего хошь. Я мало того, что фигово закрепила свою тряпку, так ещё и не проведывала её часов 5 - как раз, в этот день мы ходили в Курортное. А тут ещё и небольшой шторм. В итоге море взяло своё – глядишь, сработает вместо неброшенной нами на прощание монетки.
PA050097Ну и, конечно, какая же поездка с ребёнком без таинственной температуры среди ночи? В лучших традициях, жахнуло как-то вечерком и у Николавны 38,5С. Мы уныло повертели в руках покорёженные от жары ещё в зимней азиатской поездке жаропонижающие свечи и решили уповать на ГВ. Температура держалась сутки с хвостиком, сменившись на двухдневную тревожную апатию, вялость и отказ от любой еды, кроме меня. Коля углядел припухшесть десны, и мы с облегчением решили, что это «вечные зубы», хоть последний клык к тому времени уже и с неделю как прорезался.
Может, это и была какая-нибудь загадочная инфекция, т.к. стоило Нельке оклематься, как скопытилась я: те же 38С и слабость, как будто меня набили кирпичами. Правда, случилось это в день отъезда, и перед тем, как блаженно рухнуть на продавленуую койку поганенькой гостиницы в Феодосии (240 р. с человека), я преодолела весь обратный путь с рюкзаком и в слинге.
Мой недуг, который перетёк в итоге в дела желудочные и был тут же излечен активированным углём, стал решающим моментом в выборе варианта обратного пути. Разузнав все тонкости пересадок в Харькове/Джанкое и в Белгороде, мы решили всё же не рыпаться и купили прямые билеты за примерно те же деньги. Примечательно, что места появились лишь за несколько часов до отправления поезда, и то боковые и почти у сортира. Вагон вплоть до самой Москвы был забит до предела, и даже на место выдворенной из поезда на границе бабушки (у которой отсутствовал штампик в паспорте – вот ведь чёртовы бюрократы!) в Орле уже подсел какой-то хрен с вонючими носками.
Да, а в Лисьей бухте были ещё дельфины, вереницами выпрыгивающие из воды недалеко от берега, а также бесстрашные мелкие рыбёшки, виртуозно подъедающие все подгоревше-засохшие остатки наших яств в моменты мытья посуды. Были ещё и ящерицы, и чёрные неприступные бакланы на скалах, и хитрючие вороватые чайки, и крабы на камушках, которых якобы можно ловить на подвешенный на нитке кусочек сала. И не удивительно – на что же ещё прикажете ловить украинских крабов?..


З.Ы. Все фотографии можно посмотреть здесь.

посидим-поговорим

Камбоджа, Сиануквиль: 21 февраля - гавайские персонажи, памперсы в розницу, телевизор про телепузика

За последнее время пассивная лексика ребёнка обогатилась как минимум двумя понятиями: вентилятор и телевизор. Дома на родине у нас нет ни того, ни другого, поэтому периодически мы тешили себя зомбо-ящиком в рамках давно забытого экспириенса. Местные новости: девка-ведущая связывается с удалённым в место каких-то событий корреспондентом по своему смартфону – показывают крупным планом то сосредоточенную физиономию девки, то дёргающегося жёлтого телепузика на экранчике гаджета, типа аватар корреспондента такого-то. Смешно! Затем – супер-захватывающий видеоряд к сюжету о, наверное, каких-нибудь беженцах: человек 7 с баулами идут по дороге, мужик с корзиной едет на велосипеде. Всё. Повторили раз 10 одни и те же несчастные 5 кадров за 5 минут репортажа. Интересно, уровень нашего отечественного телевидения тоже в «развитых странах» вызывает порой презрительную усмешку?.. В Sunset Garden Inn берёт аж РТР, причём в лучшем виде, и мы почти уже вошли в курс дела сериала «Морпехи», запущенного к 23 февраля: если сделать звук на минимум, Нелька хорошо под него убаюкивается на ночь, ну а мне хоть какое-то разнообразие от извечной игры в камушки на телефоне.
Покупаем памперсы: в супермаркете, как ни странно, их нет, а в мелких магазинчиках сплошь открытые пачки для поштучной продажи – упаковки пыльные, периодически падают на пол, продавцы вынимают по одному подгузнику и предлагают тебе пощупать их для сравнения. Хм, а прокладки, тампоны и презервативы они тоже так продают?.. Нащупавшись, находим нетронутую пачку – 24 штуки за 5$ - вроде мягенькие, не хуже тайских.
Предусмотрительно нагружаем коляску провиантом и - раз уж ни на какие безлюдные баунти-пляжи на мотобайке мы не едем - отправляемся на Hawaii Beach.

Как и в прошлый раз, здесь опять поначалу тихо и пустынно, затем появляется интеллектуальная рыжая собака с улыбкой на морде, а потом и компании местных с едой и ящиками со льдом. За дни непогоды прибоем натащило много океанического мусора, что несколько омрачает заход в воду и общую панораму, зато Нельке есть, чем заняться - все палочки-баночки-фантики ведь тщательно продезинфицированы морем. Кроме того, в этой свалке быстро обнаруживаются целых два недырявых кокоса – давненько я ими не лакомилась! Коля начинает отковыривать слои скорлупы и волокна, приводя проходящих мимо камбоджийцев в неимоверное удивление: останавливаются и пристально смотрят, потом начинают что-то объяснять, махать руками, смеяться. Наверное, хотят донести до незадачливого белого мистера, что он может приобрести себе порцию coconut water на каждом углу – вовсе не обязательно так мучиться! Коля какое-то время терпит и улыбается, потом же демонстрирует в лицах, что это он хочет сделать для ребёнка кораблик из кокосовой скорлупки. Зрители тут же успокоились и отстали.
Спящий на тряпке детёныш тоже пользуется популярностью: древняя бабуся, отделившись от своей тусовки, подходит и бесцеремонно заглядывает под покрывающую Нельку пелёнку – хотела, что ли, узнать на старости лет, из чего состоят белые младенцы? Я жестами пытаюсь призвать её к порядку, но родственники бабуси сами, похоже, обескуражены её выходкой и быстренько возвращают старушку в свои ряды.
Позднее у деточки завёлся и кавалер: мальчонка лет двух - тоже из отдыхающих, но местных. Видимо, в таком возрасте проблем с языковым барьером не существует - вполне самодостаточно дети повозились с листочками-козявками, обсудили нечто, потыкав пальцами в море, затем хлопец принялся лазить по камню, а Нелька посмотрела-посмотрела и давай тоже лазить, за ручку.
И ананас теперь ей тоже подавай: вчера плевалась, а тут глядь - дружок-то уплетает за обе щёки. Видимо, здесь детям с рождения не вдалбливается страх брать еду из чужих рук... Внезапно камбоджийнёнок деловито сгрёб все наши "игрушки" (дары прибоя, разноцветные поплавки и пару формочек) и был таков, но наблюдавшие сию сцену местные дяденьки сделали ему какое-то внушение, и всё добро тут же вернулось владелице. Подтянулись и родители, всё это время веселившиеся с компанией в отдалении, и забрали сына купаться: его раздели, сами же занимались этим в шортах, соломенных шляпах и нескольких кофтах.



Ребёнок здесь стал подолгу и крепко спать – увы, только днём, но и то спасибо: 2 раза по 2-2,5 часа. Я успеваю и записать чего-нибудь в «дневник», и даже поиграть с Колей в приобретённые за полбакса карты. (Интересно, они во всём мире такие одинаковые – в смысле, рожи вальтов-дам-королей?..). Спит и неизменно жутко при этом потеет – кошмары её там мучают, что ли. Всё чаще задумываемся о том, не постричь ли нашей красавице кудряшки на загривке – уж больно всё под ними красное и вечно мокрое. Как и в Таиланде, местные при виде Неллюшкиной сыпи советуют прикладывать лёд и почаще макать ребёнка в прохладную воду. Русская мамаша порекомендовала спать в водолазке с горлом – мол, у её сына потница прошла после этого за пару дней. Поразмыслив, приходим к выводу, что и впрямь прослойка лёгкой одежды для потного тельца - это лучше, чем ничего. Достали из закромов платье с воротником и повязываем теперь на шею тряпочку на манер шейного платка, но как-то пока безрезультатно. Периодически начинаем опасаться, не останутся ли у детёныша следы на всю жизнь – если болячки так и будут процветать ещё месяц? Мы-то уповали на благотворный эффект морской воды, а теперь осталось надеяться только на север, где, говорят, ощутимо «холоднее». Всё больше и больше начинаю хотеть в Чиангмай, Чианграй и Золотой Треугольник. Разумеется, не без заезда в Ангкор - раз уж забрались в Камбоджу.
По Ангкору, кстати, мы планируем ездить на велосипедах – самое время попробовать заняться этим здесь, раз уж мотобайк у нас не прижился. Вечером скрупулёзно обходим все гесты и кабаки на проституточной улице на тему аренды велосипедов – кукиш с маслом: везде либо finished, либо их нет в принципе, только мотобайки. Хоть тормози насильственно первого встречного белого велосипедиста (которые попадаются с завидной регулярностью, несмотря на гористый ландшафт) и выспрашивай, где урвал себе лисопед. Наконец, находим один – может быть, завтра утром в наличии появится и второй…
Зато Коля присмотрел себе заведение, где он готов отдать себя в руки парикмахера: «мужской зал» при авто-мойке ему не приглянулся (парикмахер – по совместительству авто-слесарь и заправщик газовых баллонов - был готов обрить его машинкой за 0,6$), а «салон красоты» за 2$ - это уже вполне себе: полуоткрытая комнатка с единственным креслом, зеркалом и стильной девицей в рваных джинсах. Дитю был выдан гостинец в виде грозди опознанного мною лонгана, который, в отличие от изысканно-кисленького тайского, оказался дынно-сладким, мягким и без семечек.
Сегодня первый раз ребёнок был упущен из виду: пока покупали у нашей знакомой поварихи красный суп по дороге на пляж, девушка-продавщица ловко подхватила Нельку на ручки и понесла в свою избу в десятке метров (дитё не изъявило ни намёка на протест). Я малость напряглась, но, заслышав оттуда детские крики и смех, успокоилась – всё понятно: решила продемонстрировать домочадцам, какие ещё бывают на белом свете белые люди. Через несколько минут Нелька сама появилась на пороге дома - видимо, шастающие по двору куры и петухи занимали её больше, чем хозяйские дети и отсутствие родителей. В «словарном запасе» появилось «кхо-кхо» - то ли отголоски тайского кхоп-кхун-кха (то бишь спасибо), то ли всё-таки куры.

посидим-поговорим

Камбоджа, Сиануквиль: 14 февраля - муравьи, бунгало, русская мафия

Нелька колобродила с 6 до 7.30, но потом дала подрыхнуть до 9.30 – ох уж мне эти бдения на рассвете, в самый сладкий утренний сон. Отчаливаем в сторону разрекламированного “Sakal Bungalows”, тук-тукеры не скрывают праведного возмущения: за расстояние в 4 км мы согласны заплатить лишь один доллар! Была бы честь предложена, зато не спеша посмотрим город. Вдоль основной улицы – офисы, отели, злачные заведения; чуть в сторону – холупы, мусор, жуткие дороги с выпирающими кирпичами, валунами, ямами.

Впрочем, не везде: есть и вполне симпатичные коттеджи с ухоженной территорией, и живописные заросшие пустыри, и поля с коровами-буйволами. Преодолеваем три довольно крутых холма – мда, на велосипеде тут не наездишься. Движение же очень спокойное – я всё больше морально готова приобщиться к мотобайкам. В смысле, я-то сама не умею, но Коля может, разве что прав водительских у него нет. Говорят, в Таиланде к туристам «ГАИ» по такой «ерунде» не цепляется – интересно, как здесь…

Монахов по дороге вообще не встречаем; судя по карте, ватов в Сиануквиле всего 2 штуки. Алтарчики больше смахивают на самодельные скворечники – деревянные, некрашеные, с пластмассовыми облупившимися фруктами в виде подношений (не то что в Тае!). Собак тоже гораздо меньше, они более индифферентны и заняты обычно своими делами, зато в ресторанчиках, магазинах и иных заведениях зачастую живут мелкие комнатные собачки, вертлявые и мохнатенькие. Говорят, это «слабость» китайцев, которых в Камбодже также много, как и в Таиланде.
Вместо тайского короля – три хрена, олицетворяющие “Cambodian People’s Party” – понавешаны много где, но почитанием в народе, похоже, не пользуются.
Останавливаемся позавтракать в забегаловке для местных: на универсальный one dollar получаем порцию риса с отварной курицей и плошку бульона, мы с Нелькой остались вполне довольны. Посуда и столы чистые, разве что вокруг прилавка реют мухи. Коля за 1500 рл берёт ice-кофе: сахар, лёд, сгущёнка, кофе, снова сахар; лёд потихонечку тает, и напиток становится всё менее и менее приторным, лакомимся им ещё полпути. В кондитерской покупаем весёленький жёлтый хлебушек – сладковатый, с кокосовым ароматом (видимо, та же тема, что и с этой тайской бутербродной замазкой).
Идём в общей сложности 2 часа (благо, небо в тучках), развлекаясь тем, что предлагаем свой один доллар нескольким нацеливавшимся было на нас тукерам: то же негодование, будто плюнули в душу. Ишь, разбаловались на туристах: тут дневные автобусы до Пномпеня стоят 5$, и сколько же мы должны им платить за пару километров?
“Sakal Bungalows”: 50 метров от моря, замысловатая территория с полуоткрытым рестораном, квадратная барная стойка одной стороной выходит прямо на улицу, здесь же бассейн (типа родители бухают, дети плещутся под присмотром), широкий спектр апартаментов от 5 до 20 долларов (и комнаты, и бунгало, и коттеджи). Много дерева, терракотовый кафель, цветы, зелень. Встретил нас сам хозяин: приветливый дедок обрадовался и тому, что мы здесь «по рекомендации», и наличию ребёнка – мол, у него часто живут семьи с детьми. Хотел поселить нас для удобства на первом этаже здания с комнатами по 8$ (где и живут наши ребята), но нагловатый «менеджер по расселению» сказал, что мест нет, и препроводил в бунгало, за которое хотел срубить 8 баксов, хоть сам хозяин озвучивал цифру 7.

Оказывается, «бунгало» - просто красивое слово, благозвучная заманиловка для охотников за аутентичностью. На практике же – по крайней мере, в Сиануке – это один из самых дешёвых видов жилья, являющий собой избушку на курьих ножках с минимальными удобствами и экзотическими элементами в виде москитных сеток над кроватями. Бывает и просто натянутый полог прямо на пляже, т.е. под ногами у тебя не пол, а песок (зверски аутентично!), или сарайка на сваях, где вместо окна отсутствует кусок стены – при желании его можно вставлять на место с помощью этакой здоровенной оглобли.
Так что бунгало наше было ещё ничего: большое, с душем-сортиром, еле теплящимся вай-фаем и уютным крылечком, оборудованном столом и плетёными креслами. Именно здесь мы занимались употреблением любой пищи, чтобы минимизировать количество муравьёв в доме: щели в полу и под крышей были настолько вопиющи, что пробраться к нам мог гость и покрупнее. В отличие от Ко Конга, комары тут опять замельтешили – значит, придётся постоянно жечь спирали. И следить, чтобы дверь на крыльцо была закрыта, т.к. Нелька упёрто ломится «гулять», а там 3 ступеньки на кафельную дорожку, плюс нету сплошной загородки – только перила. Крыльцо, кстати, смотрит прямо на улочку, отделённую вполне «прозрачным» заборчиком, то есть с рёвом взбирающиеся в гору мотобайки ездят у тебя по голове (не много: штук 5-10 в час), а постоянно дежурящие у геста тук-тукеры вообще живут с тобой бок о бок. Стоило только заселиться, слышим – «трава!.. трава!..» - именно что по-русски, почти без акцента. Способный тут к языкам народец, ничего не скажешь. По-русски ответили, что «спасибо, не надо», и были поняты. В общем, мы попросили переселить нас в комнату, как только появится место.
А что же пляж? Он чудесен, на лучшем мы пока не бывали: тихо, чисто, малолюдно, много тени от разлапистых деревьев у самой воды. Никто не пристаёт с солнечными очками, жратвой, маникюром и педикюром. Это всё как бы доступно, но в очень ненавязчивой форме – помашут издалека и не подходят, если сам не позовёшь. Не могу понять, что все эти штабеля тел делают на вчерашнем пакостном Серендипити, когда неподалёку существует такое место? Неужели им как раз по кайфу орущая музыка, морские «развлечения на бананах», ароматы горелого барбекю, мельтешащие торговцы и массажистки, высматривающие волосы и заусеницы? Или все они были завезены в эту дыру ушлыми тук-тукерами, как и мы, да в ней и остались?.. Ну и путёвки всякие туда тоже ведь, поди, продают только так.
Половина «нашего» Виктори-бич условно относится к территории пафосного ночного клуба «Аэропорт»: внутри установлен реальный Ан-24, и содержит его «самая настоящая» русская мафия в лице папы Николая и сына его Остапа. Как гласит предание, сии господа стояли у истоков местного турбизнеса, и теперь под ними ходит весь город. Знай наших.

Нелька настолько увлеклась купательными утехами, что угомонилась спать лишь к 5 вечера. Подвернулась ей и парочка местных кавалеров, и добрая тётя, угостившая нас прикольными рисовыми шариками с луком: Николавна залезла на тётю и – после моей дегустации и одобрения - слупасила половину её корытца. Мы тоже хотим! Продаются недалеко, Коля отоварился на три доллара с хвостиком – шарики и тонкий омлетик с фаршем и зеленью. Примечательно, что впоследствии оба блюда неизменно обходились нам по одному доллару за каждое, как и говорила тётенька – видать, каждого нового белого клиента положено хоть разок, да надуть.
Русских много. Вот человек 10 сидят кружком и внемлют своему гуру, вещающему о духе и теле, затем эффектно стоят на головах и не только и погружаются в незыблимую медитацию часа на два. Гуру под это дело втихаря линяет – поди, пиво пить.
На пляже тоже муравьи – интересно, где их тут нет?.. Иногда кусаются, но бесследно – пару минут поболит и всё, Нелька поначалу вопила, а потом будто привыкла. На закате появились и мошки (или мушки) – маленькие чёрненькие, совершенно не кусачие. Однако ж упорно лезущие почему-то в рот нашему спящему ребёнку – делать нечего, побрызгала тряпку вонючей антикомарятиной, всех унесло. Сами же комарики повылазили около 19.00, когда село солнце. Резко темнеет и «холодает», деточку пришлось поднять с быстро остывающего песка и разбудить.
Перед уходом наблюдаем сцену романтического свидания: толстый-толстый европеец с добрым лицом и с розой в окружении четырёх местных прелестниц. Смешанных пар довольно много – в основном, престарелые белые дяди в компании разновозрастных тётенек, которых на пляже легко отличить от других камбоджиек – купаются они по-западному в купальниках, а не в одежде.
В поисках ужина нарезаем ознакомительный кружок по двум прилегающим улочкам: один цивильный супермаркет, несколько мелких магазинчиков, именуемых почему-то drink-shop и хаотично заваленных кучами самого разнообразного товара (сами хозяева здесь же и спят-едят-живут), отельчики и гест-хаусы; штук 5 кабаков с претензией на свето-музыку, десяток ресторанов и баров примерно одинаковой паршивости – на всём вопиющая печать порока в виде красного приглушённого освещения и расфуфыренных девиц в мини-юбках, заполоняющих своими персонами входы в заведения. Мусора и помоек нет. Забавно, что зачастую на открытых террасах ресторанов среди жеманничающих с клиентами девиц чинно заседают пожилые супружеские пары – жёны проверяют мужей «на прочность»? Или наоборот?

Нелепо смотрятся и забредающие под покров какого-нибудь «диско-бара» куры и петухи, которые в Камбодже ещё более вездесущи, чем в Тае. Ко всему этому нужно добавить брутальнейшие сельские дороги с булыжниками и колдобинами (коляску надо было оставлять дома!), ребятишек, по двое-трое копошащихся на одной раздолбанной машинке или самокате и полное отсутствие уличного освещения – потрясающий контраст местной жизни с потугами на “европеизированность”…
Дети, кстати, хоть и одеты в основном бедно (очень популярна убийственная «голая» синтетика), а малыши часто без штанов, но в целом опрятные – ну, настолько, насколько могут быть предоставленные сами себе дети. Если в Таиланде на улицах мы наблюдали лишь школьников (т.е. всех мелких тайцы держат за заборами), то в Камбодже детей было много везде – похоже, что тут принято больше рожать и отправлять мелюзгу на попечение к сёстрам-братьям. Обычно семилетняя камбоджийка уже знала, что с Нелькой делать: уверенно брала её на руки, развлекала всякими рожицами и т.п. Взрослые, разумеется, тоже очень за собой следят: всегда чистая одежда и аккуратная причёска, не то что вечно лоснящиеся от пота «баранги» в цветастых шортах (да-да, это мы самые - тайский «фаранг» был благозвучнее).
В супермаркете «мои любимые» фруктовые чипсы уже стоят всего 2$, да ещё и бывают нескольких видов, объедение. Зато мюсли, к примеру – 6$! – типа западная пища, для туристов. В кабаках цены, как и вчера, 2-3 бакса и выше; находим одну тётку с дешёвой едой для местных и покупаем пару корытец на вынос: островатая курица с овощами и рис. Его здесь просто варят, по-тайски вкусно готовить на пару не умеют. Но Нельке всё равно - наворачивает только так, без соли и масла.
«Дома» добродушный негр-бармен снабжает нас кипятком в больших количествах, садимся запивать курицу чаем. А тут и подвох – я по дури не завязала упаковку с нашим вкусным порезанным хлебушком из Bakery, и теперь он весь в муравьях. Ну, не то чтоб весь, а штук по 7-8 зверей на каждом куске – сдуваем и едим, пока муравьи не опередили.
Да, а ещё вместо тайской miss я теперича madam, когда с семейством, и mademoiselle, когда без.

посидим-поговорим

Попытки цивильного семейного отдыха в ЮВА - первые дни в Бангкоке

18 января
Не считая нудного часа ожидания в самолёте – пока чинили заклинивший багажный отсек - летели в целом бодренько: с технической посадкой в Дубае и пересадкой в Коломбо, всего часов 20. Годовалая наша деточка в самолёте первым делом покакала – видать, выразила своё отношение ко всему происходящему. Уснула, дав даже погрузить себя в колыбель – эдакое мягкое корытце, приделывающееся к стене перед передними местами. Ненадолго, конечно, но как раз дала нам поесть. И начать завидовать девушке с малышом, которая не заморачивалась с люлькой, а сладко растянулась на всех трёх сидениях с дитём в обнимку – удовольствие не для нас, ибо передние сидения разграничены поручнями, из которых выковыриваются столы. Поди ж знай заранее, как оно всё будет. Baby meal: молоко и 2 «агушных» пюре - гадкое морковное и вкусное фруктовое – мы с Колей быстренько съели на десерт. Сзади только что познакомившаяся парочка по очереди шастает за вискарём то в вип зал, то к нашим стюардессам, девица долго и упоённо играет с пробудившейся Нелькой в прятки через щель между креслами. В волнующие моменты взлётов и посадок молодой человек всё порывается перейти от слов к делу, девица же вяло сопротивляется и всё никак не может взять в толк, что же раньше – Шри Ланка или Эмираты??..

19 января
В ночной красивый Дубай садились как-то долго, Нелька вопила, начали жалеть, что пожалели тыщщи 3-4 на прямой рейс. Поднабились африканцы – чинные, закутанные, вежливые. Больше на 2-3х сидениях уже никто не лежит, поспавших маму с сыном перемещают тоже вперёд и выдают люльку. Эх, можно, значит, было мне и не писать сто писем в Srilankan Airlines с просьбой зарезервировать нам передние места, потом на всякий случай напомнить, потом подтвердить колыбель на все 4 перелёта туда-сюда и т.д. Ладно, зато выучила слово bassinet. Персонал в масках-перчатках с пылесосами пытается привести в порядок самолёт - при том, что никого не выпускают из салона, хоть многие и рвутся курить. Зато в Коломбо всё прошло стремительно: море, пальмы, бараки (это чё, аэропорт?..), уже и сели, обрушивающаяся жара и духота (и нам теперь терпеть такое 2 месяца?!..), вонючий автобус, трусцой по аэропорту мимо базарноподобных пёстреньких ларьков с чаем, деревянными масками и ещё чем-то интересным, опять вонючий автобус, самолёт, полетели. Нельке выдали косметичку с двумя памперсами, пачкой влажных салфеток и слюнявчиком – это вдобавок к взятым мною двум, из которых, естественно не пригодился в итоге ни один. Первый привкус азиатской еды – невинная с виду рыбка с рисом оказалась острющей как чёрт, кусочки ананаса-папайи-арбуза, вкуснейшее нечто из манго. Нелька в ужасе от туалета, орёт истошно – клаустрофобия её там одолевает, что ли? Сели. И опять час чего-то ждём, блин. Однако ж нервные соотечественники уже ощутимо разбавились невозмутимыми азиатами, на фоне которых проявлять нервозность и материться в голос как-то неловко. Пока Коля караулил багаж, на Нельку как мухи слетелись 6-7 уборщиков в оранжевых жилетках – радуются ей, как дети, она тоже довольна. Что, не давать им касаться своими «грязными руками» моего ребёнка? Как-то неловко – они излучают столько добра и счастья. Да и руки у них совсем не грязные. City train в город, Бангкок. Ну, к жаре и духоте мы уже морально готовы, первое ошеломительное впечатление – толпы мотобайкеров, их больше, чем машин: школьники, закутанные мусульманки, толстые тётки с кашёлками, дети Нелькиного возраста на коленях, целые семьи мелких тайцев с 2-3мя детьми, монахи в развевающихся оранжевых робах, старушки и собаки – все рассекают на мотобайках и мототакси в качестве водителей или пассажиров и НЕ ДЕРЖАТСЯ! Они на ходу разговаривают по телефону, копошатся в авоськах, пьют и едят, красят губы, машут нам руками и строят Нельке гримасы. Поражаться этому явлению я не переставала до самого конца поездки – фотографировала бы их каждый день, если бы они не ездили так быстро и если бы я в принципе не стеснялась снимать людей без спросу. Специально обученный мужик у подножия city train отправляет нас на автобусную остановку до Банглампху – район дешёвых гестов, куда, наверное, едут все туристы, добравшиеся самостоятельно из аэропорта до города (буржуев в дорогие отели забирают ведь сразу), и куда нам тоже надо. Автобус с нужным номером с завидным постоянством проезжает и проезжает мимо по дальней полосе – может, надо как-то кидаться в поток и его останавливать?.. Таксисты одолевают (но зачем нам – не зря ведь у нас на бумажке распечатано, как на общественном транспорте добраться, куда надо), кто-то местный подсказывает, что «да-да, здесь вы этот автобус никак не остановите, идите дальше, там его остановка». Идём. Я несу Нельку в слинге и маленький рюкзак, Коля несёт большой как бы лёгкий рюкзак на себе и большой тяжёлый катит на сложенной коляске-трости. Жарко, но мне хочется есть. Даже жрать. На следующей остановке нужных автобусов замечено не было вообще в течение скольких-то минут, показавшихся нам достаточно долгими, чтобы продолжить шествие до Victory Monument, откуда, по нашей бумажке, уж точно что-то ездит в Банглапмху. Вокруг появляются заманчивые лотки с местными яствами, вопрос голода выходит на первое место, и я сажусь есть варёный рис с курицей и кучей невиданной зелени в первой попавшейся забегаловке – вполне пресно, ибо место туристическое, всё для белых людей. Коля тем временем нашёл описанную в бумажке остановку, народ вроде кивает, что да, тот самый автобус здесь ездит. Однако ж насчёт доверия местным жителям начали уже одолевать сомнения – похоже, что им главное улыбнуться, покивать и приветливо сказать «yes». (Как потом и выяснилось, это одно из немногих английских слов, которым тайцы оперируют свободно и употребляют как к месту, так и совсем не к месту). Ждём безнадёжно некоторое время, автобусы (а их по идее несколько!) с нужными номерами не показываются вообще, сдаёмся. Чёрт с ним, общественный транспорт Бангкока победил, берём такси за 150 бат (=150 рублей) до нужного переулка Рамбуттри, что подле знаменитой Каосан роуд. Таксист всю дорогу приветливо пытается поддерживать беседу с помощью десятка известных ему английских слов, смысл которой сводится к фразе “call me, call me!” – типа нам же надо будет как-то перемещаться по достопримечательностям, съездить в какую-нибудь Аютхайю, Паттайю или куда угодно и в конечном счёте добраться назад в аэропорт – он всё это может! Кто бы сомневался; берём из вежливости его визитку. Банглампху: толпы туристов, матёро загорелых и немощно бледных типа нас; почти столько же торговцев тряпками-побрякушками-фруктами-зажаренностями на палочках в виде сосисок, мясных и рыбных шариков, кальмарчиков; массаж ног прямо на улице – клиенты либо возлегают на креслах-лежанках (как правило, с закрытыми глазами и гримасой утомлённого блаженства на морде – неужто и прям так вставляет? или просто положено блаженствовать?), либо сидят по краям больших аквариумов с рыбками, которые типа полезно и эффективно тычутся им в ноги; вкрадчивыми голосами молодые люди зазывают в магазины пошива костюмов Hong Kong tailor (странноватая услуга - по такой жаре и среди волосатых бэкпекеров в рваном тряпье); девицы-красавицы перед десятками салонов тайского массажа; между всем этим протискиваются тук-туки (модификация мотобайка под такси - с одной или двумя мягкими скамеечками для пассажиров под навесом), велосипедисты и такси. Толпа весьма колоритна: хиппообразные чуваки с дрэдами, многие горделиво щеголяют свеженькими татуировками (здесь тату-услуги типа парикмахерских, на каждом шагу), каждый второй – в какой-нть «аутентичной» яркой шмотке, общая атмосфера веселья и расслабленности, всё как в фильме «Пляж». Запомнились две загорелые девицы, намазывавшие джемом тосты прямо на ступеньках какого-то геста. Ступеньки, кстати, вполне чистые, я бы сама к ним с удовольствием присоединилась. И почему меня тут не было лет в 20?.. Рекомендованный в путеводителе гест-хаус оказался full, селимся в соседнем Merry-V за 400 бат – самое дорогое наше житьё за всю поездку. В номере вентилятор (кондиционер везде на 100-200 бат дороже + мы опасались постоянного перепада температур и его изначально не хотели), большая кровать, горячий душ с сортиром. Несколько крючков на стенах, на полу кафель. Я ожидала, что Нелька будет на нём больно падать, но зря – надо было лишь вовремя вытирать за ней написанности (что происходит редко, ибо вся жидкость выходит с потом), тогда никто не поскальзывается. Помылись, полегчало. Ребёнок тут же опять весь мокрый от жары, но весёлый. Безуспешно пытаемся поймать вай-фай по обретённому благодаря папе перед поездкой смартфону: на каждом шагу написано free wi-fi, но чёртов гаджет хоть и показывает кучу открытых сетей, упорно запрашивает для них логин-пароль, что за нафиг?.. В Москве папа продемонстрировал – если вай-фай есть, то есть и интернет, а тут на тебе. В добавок непонятный затык с эсэмэсками: друг другу на местные номера сообщения отправляются, а на российские – «ошибка», хоть и снимается бат по 5. Ладно, наивно надеемся отловить какого-нибудь сведущего соотечественника или достаточно англоговорящего местного для выяснения сиих недоразумений. Да, и как бонус к техническим проблемам – забыли заряжалку для фотоаппарата. А также тряпошную авоську для прогулок - с рюкзаком-то ах как жарко, оказывается. Немножко гуляем, едим вкусные пресловутые fried noodles (жареная лапша с покрошенным яйцом, овощами и орехами – туристам позиционируется как одно из основных блюд тайской кухни), спим. От Нелькиной головы по простыне расползается мокрое пятно, даже когда она просто спит, не говоря уже о том, когда она у груди; мне от неё тоже становится жарко, хоть под вентилятором оно и ничаго. Диковинные крики-писки кого-то тропического за окном.

20 января
На завтрак на столах по 2 разноцветных баночки варенья, официантка с дитём чуть старше Нельки на руках разносит немногим уже проснувшимся кофе и тосты с омлетами, даёт малышу пробовать кусочки еды перед тем, как отнести клиенту. Трогательно. Наша деточка покрылась сыпью – похоже, что от жары, ну и просто реакция на смену всего. С 9-10ти утра на улице хреновеет, хочется залезть в холодильник до вечера – понимаем, что таскаться с Нелькой по достопримечательностям мы не в состоянии, т.к. в коляске она не хочет, а на руках и в слинге всем жарко вдвойне - надо срочно эвакуироваться к морю! Куда же?.. Планы наши ведь варьировались от покупки палатки и стойбищ на диких пляжах до снятия дома и сидения на одном месте – типа решим по самочувствию. 5 минут медитации над картой Таиланда в путеводителе – а вот не в Сонгкхлу ли? Пишут, что нетуристично и следовательно не дорого, белых ваще нет, океан, всякие интресности. Ехать на юг почти до Малайзии – заодно и страну посмотрим. До вокзала едем на лодке по Чхао-Пхрае – большой мутной реке с кувшинками и впечатляющим трафиком, почти как на улицах: разнокалиберные лодки, выполняющие здесь роль общественного транспорта, туристические пароходики и лайнеры, узенькие пирогоподобные так называемые long tail boats для частных прогулок, гигантские гружёные баржи, рыбаки. Лодка несётся, ветерочек вырывает у меня из рук билеты – попытка объяснить кондукторше, что они были, но типа ребёнок их съел/потерял не увенчалась, естественно, успехом и приходится повторно платить по 15 бат; на причалах народ быстро-быстро вскакивает-выскакивает под оглушительные свистки матроса – свистя на разный лад, он сообщает капитану, как швартоваться и когда отплывать. Прикольно! Живописные виды на город – ваты (буддийские монастыри), небоскрёбы, деревянные холупы на сваях впритык к роскошным отелям, фазенды с садами и мраморными спусками к воде, пустырей практически нет – это мы заметили ещё вчера из окна city train, застройка везде впритык. На вокзале есть англоговорящие хелперы для фарангов (иностранцев) - тётенька помогает купить на послезавтра билеты до города Хат Яй (оттуда до Сонгкхлы надо ехать на автобусе) в спальный вагон 2го класса с вентилятором. По старой доброй традиции, места у нас верхние и в разных вагонах (точнее, потому, что, как и на родине, билеты мы всегда берём впритык, а у тайцев ещё и китайский Новый Год как раз с 22го на 23е). Ехать порядка 15ти часов, стоит около 550 бат. Долго пристаю к девицам у стойки True Move (местный сотовый оператор) на тему смс – подозреваю, что нужно просто перезабить в настройках хитрый номер смс-центра, но бестолочи так и не поняли, чего мне нужно, хоть с виду и очень пытались. Всё тыкали мне в номер поддержки клиентов, звонок на который мало того что стоит 3 бата (фигня, конечно, в сравнении с тем, сколько денег с меня уже списали за кучу попыток отправить смс на разные варианты российского номера: с «плюсом» и без него, с семёрками-восьмёрками, с 495/499 и т.п.), так ещё и поди пойми по телефону этого поддерживателя, с их-то английским!.. В 18.00 везде и всегда по громкоговорителям играется гимн – на вокзале очень показательно видно, как все всё бросают и почтительно встают, монахам можно сидеть. Темнеет резко в 6.30, впотьмах плывём назад средь мерцающих плавучих огоньков, у пристани слышится весёленькая музыка - шейпинг! Человек 15-20 тётенек отплясывают этакий попсовый танец с небольшим налётом нашей зарядки «руки в боки - ноги шире», глядя на инструкторшу. У инструкторши в движениях больше спортивности, тётеньки же напоминают новичка на сельской дискотеке. Зато как заразительно! Пританцовывая, идём в гест есть и спать.

21 января
А ещё нам ведь надо купить газовый баллон – горелку взяли, а с баллоном в самолёт ведь нельзя. В путеводителе анонсирован рынок туристических товаров неподалёку – пришли: залежи камуфляжного шмотья, солдатские ботинки, плащи, снасти. Через полчаса бесконечных попыток объяснить и продемонстрировать со спящей в слинге Нелькой, что нам нужен «gas in cylinder to prepare food пщщ-пщщ», а также «charger for batteries/accumulators» разбирает отчаяние, припоминаются фиаско с вай-фаем и эсэмэсками, пот стекает с бороды на и без того мокрую макушку ребёнка – это вам не отдых с палаточкой в родимой Карелии, едрить!.. Как и следовало ожидать, по дороге обратно чуть ли не в самом первом ларьке рынка изыскивается девица с англо-тайским переводчиком в смартфоне, который переводит ей слово gas – примечательно, что по-тайски оно тоже «гэс», но мои сто попыток произнести сие на разные лады понимания не встретили – и мы таки покупаем заветный баллон. Ну, хоть что-то получилось. Пережидаем самое пекло в гесте, пробуем кокос за 20 бат – пожалуй, чуть ли не самый часто продаваемый продукт: крупный зелёный гладкий шарообразный плод с дыркой и трубочкой, дабы испить из недр его вкусненькую coсоnut water. Знающие-голодающие затем могут расхреначить оболочку и выскрести тонкую прослойку беленькой нежной мякоти. В очередной попытке изловить вай-фай заходим в буржуйский ресторан, где я вкушаю за цельных 70 бат (тогда как а улице порция еды стоит 30-40) ещё одно «нац.блюдо» - vegetable pancakes: малюсенькие зажаренные блинчики с начинкой из тех же fried noodles с преобладанием овощей. На вопрос «а где же ваш free wi-fi?» официантка невозмутимо отвечает «no have here», а якобы есть где-то там, в другом зале, что ли. «No have» вместо «don’t have» и забавное «same-same» вместо «the same» слышатся почти в каждом английском спиче тайца. Что ж, надо, наконец, посетить хоть одну достопримечательность, что ли – идём к вечеру на Golden Mount: искусственно возведённый холм со смотровой площадкой и ватом наверхатуре, куда успеваем подняться перед самым закрытием. Виды на Бангкок не впечатляют – преобладание уродливых ржавых крыш, там-сям небоскрёбы, запруженные весёленькими разноцветными такси улицы. Зато вблизи как же эти буддисты не оставляют вниманием ни один клочок земли: везде горшки с деревьями и цветами, аквариумы с рыбами, алтарчики с живописными подношениями в виде фруктов, бутылок и стаканов с напитками, конфет, а то и цельных зажаренных куриц, масса фигурок зверей (в основном «астрономических» - по годам: зайцы, обезьяны, тигры, т.д.), каких-то пузатых человечков, учеников Будды и, конечно, самого Будды. Да, и король – на каждом углу огромные позолоченные портреты Его Величества, часто в обществе супруги, ещё чаще – в обществе фотоаппарата, т.к. это его типа хобби. Садимся в лодку, которая теперь уже несётся не по главной реке города, а по узенькому каналу, отчего скорость кажется ещё стремительней. Лодка меньше, в неё именно запрыгиваешь с более высоких причалов, неизбежно наступая на ряды скамеек и, наверное, на сидящих на них пассажиров в часы пик. По скамейкам же скачут и два кондуктора, которые отвечают также и за поднятие целлофановых загородок над бортами лодки, чтобы вода не брызгала в лицо сидящим. В речных лодках такого явления почему-то нет – вода в каналах, видать, считается зело грязнее. Аж зажмуриваюсь, когда проносимся под мостами – кажется, что тусующимся на самых краешках бортов кондукторам непременно оторвёт сейчас головы – ан нет, надо же. Но не зря всё же они тут в касках… Вообще, едем-то мы в торг. центр электроники Pantip Plaza за фотоаппаратной заряжалкой – бредём туда с полчаса после лодки, по дороге пробуем гуаву: на вид типа светло-зелёного граната, на вкус – хвойно-кисловатая, почти не сладкая, занятно. На рынках и в супермаркетах фрукты можно покупать на развес, как у нас, на улицах же в основном это уже порезанные дольки-кусочки в пакетике, с палочкой для накалывания и обязательным кулёчком с сахаром и острыми специями, стоит порция из одного фрукта 20 бат, в правильных дешёвых местах или на рынке за один фрукт непорезанный возьмут 10. В «Пантипе» долго не задерживаемся: зарядки попадаются сразу, но в разы дороже, чем видели вчера вечером рядом с гестом. И не купили, сдуру. Захожу к ребятам в магазин смартфонов потыкать с грустью в отображаемые гаджетом открытые сети – с третьего раза понимаю, что “there is no free wi-fi in Thailand”, мне-то всё слышалось “no fee for wi-fi”. О как. Значит, оплёванный нами ненавистный гаджет тут не при чём, а надо просто покупать какую-то интернет-флэшку или вроде того – ну, слава Богу, хоть стало понятно. Успокоились. На радостях посеяли смартфоновский чехол. Нелька шлындрает промеж стендов с компьютерами и телевизорами, собирает вокруг себя восторженную тусовку из продавцов, уборщица чуть не падает перед ней на колени – так и до мании величия недалеко!.. Часов в 8 пришли назад к причалу – а лодки-то давно кончились, с заходом солнца. Неувязочка-с. Тащимся ещё минут 15 до Саям Сквер – центра небоскрёбно-бизнес-торгового района Бангкока, откуда ходят автобусы в наше Банглампху. Помятуя недавний опыт пользования автобусами, морально готовимся брать такси, но не прямо ж сразу. Благо, Нелька спит в слинге, ничто типа не мешает потусоваться минут 15-20 в толпе тайцев на остановке. О, автобус. С порога опытная кондуктор выясняет, куда нам надо, и кричит водителю, чтоб остановился – мы сели не в ту сторону. К остановке напротив пробираемся гусиным шагом через вечерний шмотошно-побрякушечный базар – не понятно, как там можно что-либо покупать, т.к. любая остановка у прилавка порождает полный затор движения по всему проходу. Нужная остановка, толпа стоит на проезжей части, ибо тротуар занят базаром. Нелька просыпается, присаживаюсь её кормить на какие-то кстати подвернувшиеся сложенные поручни от чего-то. На удивление сразу приходит автобус – кондукторша уже не выгоняет, а даже обещает сказать, когда выходить. Неужто. Едем где-то час, хоть автобус и несётся как оглашенный (благо, вечерние пробки уже позади). Или так кажется, потому что открыты все окна, а часто и двери?.. Двери открываются задолго до остановки, народ часто заскакивает-выскакивает чуть не на ходу. За окном – километры уличной еды: народ ужинает за столиками, расставленными на тротуарах, вечерние рынки, суета сует. Восточной степенностью и размеренностью и не пахнет, безумный город! Хорошо, что завтра мы отсюда уедем.